Для того, чтобы иметь возможность читать роман в свободном доступе, нужно оформить подписку. 

Пожалуйста, заполните заявку на нашем сайте или отправьте сообщение в telegram. После чего каждую неделю любым удобным способом (на почту или Telegram, или WhatsApp) вам будет приходить глава из романа. Без спама и рекламы!

Не забудьте сообщить нам, откуда вы узнали об этой книге.

Вы также можете следить за обновлениями на нашем сайте.

Роман издан при помощи издательства "Центр современной литературы и книги" Санкт-Петербург, ВО

IMG_20210425_150349.jpg

Нарисованный образ сказочного героя на барной вывески был создан иллюстратором Мариной Сато.

"Анна шла по узкому тротуару богом забытой кривой улочки, уводящей неизвестно куда. Обшарпанные стены домов были почти без окон, а на тех редких окнах, что имелись, висели тяжелые решетки. От этого пейзажа на душе становилось все тягостнее. Наверное, именно по таким улочкам ночью ходят потерянные призраки. Она и сама была сейчас лишь призраком — никем не узнанная, не согретая, никем не любимая, запутавшаяся в обстоятельствах где-то между светом и тьмой, между тоской и разочарованием, между одиночеством и надеждой. Как и призраки, она не знала: что ей делать в этом мире, где её цель? Никто не волновался о ней, никто не ждал, она может просто пропасть. Ей представилось, будто она тянется к магнитам с обратной стороны колеса удачи, оно накренилось, адски скрипело и в любой момент могло размазать её хрупкое тело, как масло, по металлическим прутам.

Впереди показалась вывеска бара «Кощей». Прибавив шаг, Анна подошла ближе и остановилась, чтобы рассмотреть вывеску, на которой был изображен портрет сказочного героя с крючковатым носом, он держал костлявыми пальцами полную кружку пива и широко улыбался. Посчитав в уме до трех, девушка толкнула тяжелую деревянную дверь."

загляните в нашу галерею

Главы 1,2

Работа над романом заняла почти два года и прошла не один этап. Изначально продолжение не планировалось, но, оказалось, автор ещё не готова расстаться со своими героями и читателей ждет продолжение.

Осторожно! Послесловие содержит спойлеры!

« ... Отечественный литературный супермен, представленный Натальей Дунай, не слишком колоритен и всемогущ. По воздуху не летает. Волшебной палочкой не машет. И ворожейной абракадабры от него не услышать. Но свою главную, присвоенную ему автором, функцию он выполняет исправно – становясь средоточием радения российского общественного самосознания о справедливости, возмездии и наведении порядка. Пожалуй, можно увидеть в этом герое даже некоторую своеобразную авторскую трансформацию пушкинского Дубровского, крестом судьбы ввергнутого на тернистый путь по "большой дороге", выступающего в защиту сирых и убогих.

 

В русских народных сказках, в древней культурной традиции Кощей олицетворял собой Хозяина Запределья, властителя царства смерти. В изображаемом в романе пространстве бытия современной российской действительности запределье словно само сошло в наш мир, упыри и покойники стали его частью. И потому самому исчадию Тартара следует явиться сюда для наведения порядка, отделения зерен от плевел. Ему не нужна помощь весёлых помощников, ему не нужно «поднимать веки» - он и без того всё ясновидит, яснолышит и яснознает. И, конечно же, вызывает симпатии читателя не столько своей демонической силой или магическими способностями, сколько суровой убежденностью следовать идеалам своей правоты, соотносимой с вожделеемой народным самосознанием Правдой. "В чём сила?", - припоминается ставшее крылатым и общелюбимым, - "Сила в Правде! У кого Правда – за тем и Сила!"»...

"Должница по-прежнему побаивалась своего кредитора: случись что — и полиция вряд ли встанет на защиту бедолаги вроде неё. «Из неблагополучной семьи» — это клеймо, тебя могут жалеть, но никто не считает, что ты имеешь право бороться за себя или своих близких. Ты просто должна склонять голову и радоваться любой помощи, и несомненно, построить в дальнейшем такую же неблагополучную семью. Именно так думают люди, и ты постоянно находишься под давлением этих мыслей и рано или поздно можешь сломаться.

Здесь некуда было спрятаться или убежать, это был не то чтобы очень маленький, но и не большой город. Люди в нем не знали друг друга, но делали вид, что знают. Часто обращались друг к другу на «ты» и подходили слишком близко к собеседнику, даже когда заговаривали со случайным прохожим. Все это делало горожан зависимыми от чужого мнения, и, будучи подростком, Анна не могла сопротивляться установленным правилам игры."

Глава 3

 

"Анна осознала, что в сию секунду она перестала быть человеком, а стала товаром. Все намеки судьбы были не случайны, и перед её глазами предстало возможное будущее: оно мялось за порогом, нарядившись в красно-кровавые одеяния из боли, жестокости, унижения, и раскрывало свои руки для объятий. Оказаться сейчас за пределом бара означало только одно: упасть в эти холодные алчные объятия."

Глава 4

...Оставаться в больнице не было смысла, он вышел на улицу и вдохнул полной грудью прохладный ночной воздух. Попробовать поискать нападавших по горячим следам и выяснить, с какой целью они явились в бар? Нужно рассуждать рационально, не стоит поступать опрометчиво. Постояв немного на крыльце в раздумье, Константин направился к машине, но, открыв дверцу автомобиля, услышал позади легкие шаги. Он обернулся и увидел застывшую позади девушку семнадцати лет. Одета она была в джинсы, футболку и ту же розовую кофточку, что была на ней пару недель назад во время случайной встречи с Анной. В левой руке сирота держала свой рюкзачок.

— Я нашла тебя, — тихо сказала она и улыбнулась.

Константин смотрел на юное создание без эмоций, но спустя несколько секунд его щека тихонько вздрогнула, и девочка поняла, что под маской равнодушия скрывается ярость.

Глава 5

"Устав, она села на холодный асфальт, прислонилась к стене дома и, запрокинув голову, устремила взгляд ввысь. Звезды. Там были звезды. Может, среди них лучше? Почему и как она оказалась здесь, а не где-то там, в пустоте, в вакууме, где ничего нет? Ни чувств, ни желаний, ни боли, ни вины… Вдруг рядом с ней плюхнулся на землю какой-то бородатый человек лет семидесяти, немного поддатый, маленький и худой.

— Красивое небо, — протянул он.

Мара вздрогнула от неожиданности.

— Чего печалишься? На холодной земле сидишь… — спросил он ласковым голосом юную девушку.

— Думаю.

— И о чем же, позволь спросить, такой молодой и красивой думать с таким грустным лицом? — и он аккуратненько достал из-за пазухи фляжечку и пластиковую стопочку. Пьяненький, но старательно интеллигентный.

Мара и боялась его, и в то же время ей хотелось с кем-то поговорить, она осторожно приняла рюмку из его рук.

— Знаешь, я в твоем возрасте тоже вот так смотрел в небо и думал. О многом, о жизни, о любви, о том, как быть счастливым, а иногда и о том, стоит ли жить. О многих вещах. Многого не понимал.

— А сейчас? — спросила она его.

— А сейчас все просто: что сделал — за то и отвечаешь. Не сделал — не отвечаешь. Не хочешь отвечать — не делай ничего.

— А если не можешь ничего не делать?

— Значит, будь готов к тому, что придется отвечать.

— А если сделал что-то очень давно?

— Так еще проще: если забыл, значит забыл, а если не можешь забыть — значит отвечай. Люди любят все усложнять, а усложнять ничего не надо.

Потом они еще немного сидели молча. Спустя где-то час Мара сказала:

— Спасибо, — и встала, чтобы уйти.

Мужичок поклонился ей шутливо, а сам остался сидеть один."