• NataliDunai

Кощей. Глава 1, часть 2.

Обновлено: 25 янв.


Анна уставилась на потолок и устало растягивала слова:

— Знаю. Все равно платить надо. Как ни крути.

— Как ты могла не знать того, что он не платил?

— В договоре его телефон указан, а я много работала, домой приходила поздно. Сергей всегда находил что рассказать, точнее, наврать про свой бизнес. В последнее время встречал меня по вечерам, и я наивно полагала, что это проявление заботы, но он лишь пытался избежать моего столкновения с коллектором. Знаешь, наверное, где-то в глубине души я хотела, чтобы он ушел. Он все ныл и ныл, бесконечно ныл — так надоел! И я дала ему повод обмануть себя и сбежать.

— Ничего себе такой повод! Просто выгнать не могла?

— Боялась одна остаться. Все время боялась, что отец начнет приходить сюда. У меня была нормальная работа, белая зарплата, жить было где, да и знала я его давно... Я не предполагала, что останусь ни с чем.

Подруга только покачала головой — с её точки зрения все это было не просто нелогично, а на уровне безумия. Где логика, если Анна все равно осталась одна, да еще и в долговой яме? Кате были неведомы странные игры подсознания с разумом, она могла только посочувствовать несчастной, но не понять её.

Анна с видимым отвращением пыталась запихнуть в себя уже остывшие макароны.

— Иногда я думаю о том, что если бы он не сбежал, а действительно занимался делом, то мы могли бы жить хорошо.

— Если бы, было бы… То избавиться от него хотела, то хорошо бы с ним жила… А делать в результате что будешь?

— Не буду ничего делать. Они не смогут забрать у меня то, чего у меня нет. У меня же нет ничего…

— Смотри, как бы кости тебе не переломали!

— Да не случится такого, — не очень уверенно отмахнулась Анна. — Мне просто надо три месяца протянуть, а там смогу квартиру продать.

— Твой папаня наверняка тоже кучу долгов за коммуналку оставил! Пока не оплатишь — унаследовать её не получится.

— Я должна найти работу, — с натяжкой выдавила Анна.

Оказавшись брошенной и в долгах, она не собиралась сидеть без дела и довольно быстро устроилась работать секретарем в офис строительной компании. Первую зарплату на новом месте обещали выплатить лишь через два месяца с учетом испытательного срока, но Анна восприняла это как удачу — работа казалась хорошей и перспективной. Однако общение с новым начальником оказалось не столь приятным. Порой он приближался неподобающе близко, слегка постукивал пальцем по её плечу и постоянно начинал фразу со слова «девочка».

«Девочка, документы на подпись нужно подавать в раскрытом виде»; «Девочка, утренний кофе должен быть готов, когда я захожу в кабинет. И должен быть горячий»…

— Девочка, — по обыкновению заговорил он однажды в конце рабочего дня, — с документами, что ты приготовила, есть проблема. Задержись и пройди ко мне.

Испытательный срок подходил к концу, и на горизонте замаячило несправедливое увольнение. Сжав зубы, Анна приготовилась выслушать бессмысленную речь о собственной некомпетентности. Генеральный директор попросил вошедшую стажерку закрыть за собой дверь и сочувственно заговорил о том, что найти достойную работу ей будет нелегко, в то время как их фирма предоставляет неплохие перспективы, после чего принялся хвалиться своими влиятельными связями. При этом он хватал её за руки, а к концу своей речи прижался вплотную и без стеснения начал щупать её за бедра, полностью раскрыв свои истинные намерения. Впервые в жизни Анна столкнулась с таким мужским вероломством, она испугалась и, с трудом отбившись от напиравшей на неё все сильней горы человеческого тела, выскочила за дверь. В офис она больше не пришла и никаких денег, естественно, не получила.

На этом её злоключения не закончились. На следующем собеседовании вместо обещанной должности администратора в отеле ей предложили работу по развлечению клиентов. Обычная практика для фривольных заведений — заманивать работниц безобидными с виду объявлениями о найме. Но Анна была молода и еще не успела растерять детскую невинность своей души. И вот, со всем цинизмом и безразличием её словно опустили в сточную канаву города, она испытала унижение и стыд одновременно.

«Как можно предлагать подобное приличным людям? Неужели они и вправду считают, что любая согласится на подобное? — недоумевала она по дороге домой и даже допустила мысль о том, что к этому досадному случаю приложил руку её предыдущий руководитель.

В потоке происходящих событий внезапная смерть отца могла бы принести облегчение, но похоронные услуги стоили дорого. Сбережения утекали не по дням, а по часам, Анна совсем обессилела и впала в апатию. Ей удалось продержаться до сегодняшнего дня лишь благодаря крохотной сумме, хранившейся на депозитном счете, который она закрыла тотчас после того, как узнала о кредите.

— Ты же медик, неужели нет работы? — удивлялась подруга.

Анна вздохнула и посмотрела в окно. Работа в сфере медицины её совершенно не привлекала.

— Тоска, — тихо и протяжно выговорила она.

Катька резко подскочила:

— Только не вздумай брать еще один быстрый займ! На панель пойдешь, дура!

— Не буду я! — обиженным голосом пообещала Анна.

— Зачем ты вообще согласилась на банкротство?

— Они как цыгане — запудрили мне мозги.

На самом деле Анна приняла решение сходить к адвокату, чтобы выяснить, возможно ли и как правильно привлечь Сергея к выплате по закону. Но идти с этим вопросом в полицию было стыдно, а адвокат по определению не может унижать клиента, как бы ни обстояло дело. Молодой же сотрудник юридической конторы с избыточным количеством геля на голове утверждал, что полиция займется розыском только в том случае, если его объявить пропавшим, однако это не является правдой, поскольку близкие родственники Сергея с ним на связи. Но даже если получится его отыскать — проблема не решится. С точки зрения закона обязать его вернуть долг невозможно, лучше подать на банкротство.

— Обещали сразу избавить от долгов, но на самом деле все совсем не так. Я купила подделку у уличного торговца.

— Шулеры, — задумчиво протянула Катя, — профессиональные.

— Как думаешь, я могу сейчас отказаться от заявления?

Катя пожала плечами — она тоже в этом мало что понимала.

— Хорошо хоть этот мужчина меня не обманул, — вымолвила Анна, имея в виду сына бабы Нины.

За все это время хозяин квартиры позвонил ей лишь однажды — попросил забрать у нотариуса некие документы и отправить ему службой доставки. Ни о чем не спрашивал и ничего не говорил о будущих перспективах их соглашения.

— Да, но год уже прошел, — серьезно проговорила Катя. — Со дня на день он возникнет на пороге с новым предложением или выгонит тебя. Ему может не понравиться мое присутствие, например. Потребует больше денег.

Немного помолчав, она добавила:

— Может, переехать в отцовскую квартиру?

Мысль о той квартире еще больше вгоняла Анну в тоску. Но определенная логика в переезде была, ведь неизвестно, как обстоят дела с квартирой отца. Что, если объявится кто-то с завещанием или дарственной? Кто знает, как жил её отец последние семь лет, с кем пил и какие с кем дела у него были? Если бы в любой ситуации хватало духа проявлять упрямство, бороться с остервенением за свою собственность… Но у неё не было нужной силы характера. Как и всегда, Анна могла только надеяться на лучший исход.

— Съездишь со мной туда? — спросила она подругу.

— Конечно.

Постепенно девушки перешли к обсуждению менее злободневных тем. У Катьки на работе завтра планировалось важное совещание, и она ушла спать еще до полуночи, а Анна осталась одна на кухне в раздумьях: «Три месяца. Надо было просто продержаться три месяца, а не слушать адвоката». Но теперь деваться было некуда, она сама поставила себя в более сложную ситуацию. А если на самом деле отказаться от идеи с банкротством и переехать? Но от долгов так просто не убежишь. И зачем только Катька сказала про сломанные ноги! Эта глупая фраза не выходила у Анны из головы. Учитывая также то, что проценты росли в геометрической прогрессии, приемлемое решение нужно было искать немедленно.