• NataliDunai

Кощей. Глава 1, часть 3.

Обновлено: 26 янв.


Утром она дождалась, пока соседка уйдет, и нашла в интернете данные о коллекторской компании, которой теперь была должна. Переписала на листок адрес, телефон и имя генерального директора: Михайлов Константин Николаевич. Баба Нина часто твердила: «Если хочешь чего-то добиться или получить, иди сразу к главному. Не веди переговоры с батраками».

В свое время у неё были деньги, статус и уважение, она часто принимала участие в социальных проектах. Куда утекли сбережения бабы Нины в конце её жизни, Анна не знала. Может, отдала на благотворительность или отправила сыну, а может быть, и потратила большую часть, пытаясь бороться с болезнью, еще до того, как сводная внучка переехала в её дом и приняла на себя все тяготы заботы о больной.

«Нужно держать голову прямо! Это — переговоры! Я не должна выглядеть попрошайкой! Мне просто нужна отсрочка», — бормотала Анна, вытягивая багровый рукав из разноцветного комка перемотанной меж собой одежды.

Она была довольно хорошенькой: среднего роста, стройная, длинные светлые волосы, ясные голубые глаза, пухленькие губы и острый носик. Но сама она предпочитала не замечать своей красоты. В повседневной одежде Анна ценила элегантность, строгость и вместе с тем простоту. Она практически не пользовалась косметикой и собирала волосы в пучок. Сегодня же Анна провела у зеркала почти десять минут: нанесла тональный крем, осторожно подвела глаза и подкрасила ресницы, помаду положила в сумку. Надела свое выходное платье с глубоким вырезом и подчеркнула ложбинку на груди любимым кулоном.

На улице было прохладно, но солнечно. От вчерашней смурной погоды не осталось и следа, лишь небольшие лужицы поблескивали вдоль дороги, а солнце играло в них, оно играло на стеклах машин, на лицах людей. Солнце плясало перед всеми, и прохожие непроизвольно морщились и улыбались ему — день обещал быть хорошим. Вместо завтрака Анна купила по дороге стакан крепкого кофе, она не любила его горький вкус, но кофеин действовал на неё мгновенно: опьянял словно алкоголь, придавал бодрости и смелости. «Я справлюсь с этим, во что бы то ни стало. Я должна!» — продолжала твердить себе пропавшая в долгах девушка.

Коллекторская компания находилась в одном из спальных районов города, в обшарпанном здании бывшего дома культуры, построенного еще в 50-х годах прошлого века, но именуемое ныне гордо «офисный центр “Престиж”». В комнате сидел невысокий мужчина в форме, чуть дальше располагалась секретарская стойка, из-за которой торчали две женские головки. Анна спокойно прошла мимо охранника и поравнялась с секретарями. Незнание дальнейшего маршрута к кабинету генерального директора привело к тому, что все присутствующие обернулись на неё.

— Что вы хотите? — лениво подняв голову, спросила молоденькая круглолицая девушка.

— Я хотела поговорить с директором, — тихо сказала Анна, стараясь не привлекать к себе ещё больше внимания со стороны охранника и второго секретаря.

— Почему с директором? Что у вас там за проблема? — зевнув, снова спросила девушка.

— Только с директором! — Анна не хотела сдаваться, хоть и понимала, что выглядит глупо.

Охранник чуть напрягся и придвинулся ближе, секретарша нахмурилась, Анна набрала воздух в грудь… Вот-вот должен был разгореться скандал, но из двери слева появился высокий худощавый мужчина, на вид лет сорока пяти, и безразлично спросил:

— Что тут?

В глазах секретарши появился легкий испуг:

— Очередной неплательщик, — она указала на Анну.

«Да уж, — подумала Анна, — как ни старайся, выше головы не прыгнешь».

Глаза мужчины скользнули по ней сверху вниз, слегка задержались где-то в районе груди, он нахмурился, уткнулся взглядом в пол, отвернулся и тихо сказал, уходя обратно за дверь:

— Проходите.

Анна, не взглянув на остальных, быстро просочилась в кабинет за человеком, который лишь с вероятностью 50% был генеральным директором, но выбора не было: её уже трясло от страха, а ноги подкашивались, — кофеин предательски покинул её кровь.

— Садитесь, — услышала она спасительное за спиной, выдвинула стул и осторожно опустилась на кожаное сиденье.

Предполагаемый директор сел за стол напротив. На столе стоял компьютер, а вся остальная поверхность была закидана документами.

— Слушаю, — сухо сказал он, уткнувшись в свои бумаги.

— Я по поводу своего долга… — тихо пролепетала девушка.

— Долги платить надо, а не ходить туда-сюда, — сохраняя отсутствие интереса, проговорил мужчина.

— Я заплачу, но мне бы отсрочку.

— Какой номер?

— А?

— Номер плательщика.

Анна впопыхах достала долговое извещение, быстро пробежалась по нему глазами и, найдя номер, продиктовала его. Мужчина быстро набрал номер на компьютере, уткнулся в монитор, при этом он потирал лоб пальцами, и Анне казалось, слегка улыбался.

— Я смотрю, вы и в суд успели сходить…

— Да. Но я передумала, хочу забрать заявление.

— Что так? — издевательски спросил он.

— Мне просто нужна отсрочка.

— Только один платеж, и тот неполный, — проговорил мужчина. — У вас в итоге сумма штрафа превысила сам кредит, вы это понимаете?

— Простите…

— Вам были нужны деньги на лечение или что-то вроде того? — не давал он ей продолжить.

— Нет, — тихо пробормотала Анна. Врать она не умела, да и могут спросить доказательства, — кредит брала, когда с парнем жила, на машину.

— Продайте машину.

— Она на него была зарегистрирована.

— И?

— Он уехал.

Директор заулыбался во всю ширину лица, откинулся на спинку стула и смотрел на Анну как на забавного зверька.

— И вы пошли к адвокату, чтобы судиться с нами, а не с ним?

Анна не знала, что говорить — как ни старайся, перед кредитором с этой историей жертву обстоятельств из себя не представишь.

— Вы понимаете, — продолжал человек напротив, — что адвокаты и суды не сделают вашу жизнь проще? Для них вы просто источник дохода, и чем дольше тянется ваше дело, тем им лучше.

— Как интересно, — задумчиво произнесла Анна, — у меня нет никакого дохода, но я для всех источник.

— С глупыми людьми подобное случается, — отрезал кредитор.

Возразить тут было нечего, но должница продолжила зачем-то оправдываться:

— Дело в том... я не знала, что он не платил. Я думала, все в порядке, и только…

— Ответственность. — прервал её собеседник.

— Что?

— Есть такое слово, знаете его значение? Вы взяли кредит на свое имя, поэтому именно вы должны были следить за тем, чтобы счета оплачивались. Вы, а не кто-то другой! Нечем платить? Зачем брать, если нечем платить?

Анна лишь покорно опустила голову, позволяя кредитору продолжать отчитывать её.

— Допустим, вы узнали о неуплате спустя какое-то время, но я не вижу регулярных платежей на данный момент. Почему?

— Фирма, в которой я работала, внезапно разорилась. Вдобавок мне приходилось отдавать деньги отцу.

— Приходилось?

— Он недавно умер.

— Мне очень жаль, но прошедшее время — здесь существенный фактор. К тому же меня это все не интересует, меня интересует ваш долг по кредиту. Итак, вы должны мне почти 500 тысяч, что будем делать?

— Об этом я и хотела сказать, — затараторила Анна, — дело в том, что у отца осталась квартира, я смогу её унаследовать через три месяца и продать. Тогда выплачу весь долг. Поэтому можно мне отсрочку получить? А то штрафы несоразмерно большие.

— Процесс наследования и продажи может занять куда как больше времени, чем ты думаешь, и ты хочешь отсрочку на все это время? — строго спросил он, беспардонно перейдя на «ты».

Анна молчала, не смела даже поднять глаз, лишь бросала на человека напротив беглый взгляд и тут же опускала голову. Она чувствовала, что вот-вот разревется. «Позорище! Просто ходячее позорище!»

— Сделай милость, — продолжал кредитор, — прекрати маяться ерундой, расхаживая по адвокатам, и искать способы не платить долг, а просто возьми себя в руки. Сколько ты зарабатываешь?

— У меня нет работы. Именно поэтому и прошу отсрочку. Как только я устроюсь, сразу начну платить регулярно, а решится вопрос с квартирой — выплачу все разом.




В течение всего разговора он продолжал смотреть на неё с интересом, без доли раздражения, слегка отклонившись вправо, прикрыв рот ладонью и потирая щеку указательным пальцем.

— Бог с ним, с процентом! — сдалась должница под этим взглядом, но нужно было добиться хоть чего-то, раз пришла и пережила весь этот унизительный разговор. — Просто попросите людей не приходить, мне перед соседкой неудобно. Я никуда не денусь.

— И когда работу найдешь? — с ухмылкой спросил директор.

— Я пытаюсь найти, правда, — на глазах несчастной появились слезы, сдерживаться уже не было сил.

— Кто пытается, тот находит! — Мужчина достал газету из выдвижного ящика стола. — Вот, — кинул он газету на край стола, ближе к должнице, — попробуй позвонить хотя бы в одно место. Если при мне найдешь работу, я соглашусь дать отсрочку до первой зарплаты без дальнейшего начисления процентов.

— Прямо сейчас?

— Давай-давай, звони! — уже с явной издевкой произнес директор.

Анна смущенно листала газету. А что, если этот человек вовсе никакой не директор, а мелкий сотрудник, который решил просто поиздеваться над бедной девушкой? Но попробовать стоило — других шансов в настоящем не предвиделось. Она достала телефон и стала набирать номер.

Вдруг в кабинет зашел молодой парень, на вид — типичный представитель золотой молодежи, в джинсах и черном пиджаке. Его стиль был нарочито небрежным, а карие глаза горели юношеским задором. Он был того типажа людей, что сразу притягивают к себе взгляд и вызывают легкую зависть: уверенный в себе, смотрящий на других с наигранным снисхождением. Грозный собеседник Анны перевел внимание на посетителя, и она прервала бессмысленное штудирование газеты, замерев, как притаившаяся мышь в углу.

— О! У тебя посетитель. Извиняйте! — громко и весело произнес парень, обратившись к хозяину кабинета.

— Не обращай внимания. Что ты хотел?

— Хотел поговорить о практике.

Директор же перевел взгляд в сторону Анны:

— Я не слышу, чтобы ты звонила, — сурово сказал он.

Она вновь стала судорожно набирать номер.

— Ты еще кого-то усыновил? Я должен об этом знать, — не меняя свой задорный тон, продолжал молодой человек.

— Не говори глупости. Что насчет практики?

Послышался разговор Анны — речь явно шла о сетевом маркетинге.

— Мне её жалко, — молодой человек кивнул в сторону несчастной девушки.

— Не обращай внимания, сказал же!

— Я хотел, чтобы ты помог с делом, которое мне дали, — перевел он взгляд на директора. — Пожалуйста.

— Сам не хочешь?

— Да знаю я… Я все сделаю сам, ты только посмотри, сделал ли я достаточно.

— Ладно. На выходных сойдет?

— Спасибо. Спасибо! Я почти готов тебя обнять, — заулыбался парень, но, уловив строгий взгляд своего собеседника, тут же стушевался. — Все, пока. Желаю ей удачи, — и, уходя, снова посмотрел на Анну как на бездомного щеночка.

— Ну что? — строго спросил директор, когда закрылась дверь за гостем.

— Один сетевой маркетинг, но я бы могла устроиться через биржу, — хныкала Анна.

— Боже, что ты ревешь, как девственница перед свадьбой?! — только теперь в его голосе послышалась нотка раздражения, он достал телефон и набрал номер. — Алло, привет. Как идут дела? Хорошо. Тебе еще нужна официантка? Я пришлю одну, но без привилегий. Увидимся.

Директор, отложив телефон, написал на листке адрес и протянул ей со словами:

— Держи. Ступай туда незамедлительно. Скажи, от Константина. Но учти, если не придешь, я лично завтра явлюсь к тебе домой за своими деньгами, и поверь: сам я намного страшнее тех студентов, которых присылаю.

Анна испугалась. Личный визит — это явная угроза от подобного рода людей, поэтому просто молча взяла листок. В этот момент она посмотрела прямо на кредитора и увидела его глаза — злые глаза, пугающие.

— Там точно ищут официантку? — вырвалось из уст неплательщицы.

Директор уставился на нее, проявление строптивости окончательно вывело кредитора из себя:

— Чего? — повысил он тон, и взгляд его сделался еще злее.

— Да, я пошла, — осознав свою ошибку, вымолвила Анна и пулей выскочила вон.

Быстро пролетев мимо работников к входной двери и очутившись на улице, она почувствовала, что ей не хватает воздуха. Перед глазами темнело, а ноги стали словно ватные. Пытаясь немного успокоиться и собраться с силами, Анна села на корточки и вспомнила, что по данным из интернета директора как раз зовут Константин — Константин Николаевич Михайлов, а значит, она говорила с нужным человеком.

«Хоть что-то получилось, может, и дальше все образуется».

Прочитав адрес на бумаге, она встала, поправила подол платья и направилась к автобусной остановке.