• Администратор

Кощей. Глава 2, часть 2



И пока девочка собирала свои вещи, которые со свойственной любому ребенку непринужденностью разбросала вокруг — курточку на соседний стул, рюкзак на пол, шарфик на подоконник — Анна пыталась вспомнить какую-нибудь информацию о названном поселке, но ничего конкретного на ум не пришло.

Ни одно из опасений Анны не подтвердилось в ту ночь. Девочка вела себя прилежно, она уселась у телевизора и смотрела весь вечер различные передачи, так и уснула рядом с телевизором. «Наверное, в детдоме ей не дают спокойно посмотреть», — подумала Анна, укрывая пледом её хрупкое тельце. Встала девочка рано, собралась и дождалась пробуждения своей благодетельницы.

Открыв глаза, Анна увидела сироту возле зеркала, девочка рассматривала шкатулку с украшениями. Дорогих вещей в шкатулке не было, только бижутерия.

— Хочешь что-нибудь? — спросила гостью хозяйка.

Но девочка помотала головой:

— Наоборот, — и она протянула Анне маленькую металлическую коробочку, — намеревалась подарить тебе одну вещь.

Внутри лежал довольно крупный и необычный камень: по краям ровный, но поверхность его была похожа на пенные волны и переливалась черно-красным цветом с отблеском серебра. Анна никогда такого не видела.

— Необыкновенно красивый! Он не дорогой?

— Дорогой. Но это не в деньгах измеряется. В деньгах он ничего не стоит.

— А в чем?

— Просто не потеряй! Береги его.

— Может, оставишь его себе?

— Мне он не нужен, там все равно украдут и будут новые неприятности. А у тебя будет храниться и принесет удачу.

— Позавтракаем? — спросила Анна, отложив коробку с камнем.

— Нет. Я только возьму у тебя немного печенья, — девочка показала своим худеньким пальцем на упаковку сладостей, лежащую на столе. — Я иначе опоздаю.

Первое время Анна не знала, что делать с подарком. Носить не хотелось — возможно, беспризорница его украла, но, вспоминая глаза девочки и просьбу сохранить эту вещицу, выбросить рука не поднималась. Камень пролежал в коробке почти год, пока баба Нина не вставила его в золотую оправу ко дню рождения внучки, и всякий раз, когда Анна надевала кулон, выходя из дому, все обращали на него внимание, отмечали оригинальность и красоту камня. Анна полюбила носить это украшение и практически не расставалась с ним. Испытав сильные материальные трудности, она подумывала отнести кулон к ювелиру и продать золотые элементы, но пожалела.

…Узнав в юной девушке ту самую беспризорницу, подарившую ей милый подарок, Анна радостно воскликнула:

— Мара! Это ты?!

— Да! Только меня Настя на самом деле зовут.

И девочка, порывшись в сумке, быстро приставила к её лицу разворот паспорта:

— Вот!

Аня не успела ничего разглядеть в документе, как та, так же резко, убрала паспорт обратно.

— Настя? А почему…

— Мне же было 13 лет! Это была игра, — махнула уже не девочка, а девушка рукой. — А теперь я взрослый свободный человек и мне дали комнату в общежитии — гордо произнесла она.

Очевидно, она была очень воодушевлена тем, что вступила во взрослую самостоятельную жизнь.

— Здорово! Что дальше планируешь делать? — поинтересовалась Анна из вежливости, но сама думала о том, как бы закончить разговор побыстрее: сейчас её душевных сил не хватало на вежливость и соучастие чужому человеку.

— Пойду учиться в университет.

— Молодец!

— Ладно, тетенька, не буду вас задерживать. Мне еще нужно найти одного человека, — Мара-Настя махнула рукой и быстро пропала в толпе.

«Как же странно, — подумала Анна, — почему я встретила её именно сегодня? Если подумать, она принесла мне капельку удачи в прошлом. После встречи с ней я нашла хорошую работу. Ай! Не сказала про камень! — и она машинально прикоснулась к груди, где под шарфом прятался кулон, — ей бы было приятно».

Прибавилось немного решимости: кто знает, может, и в этот раз все изменится к лучшему? Вернувшись к бару, Анна не обнаружила напугавшего её человека. Еще немного посмотрев на вывеску — было в этом портрете что-то зловещее и в то же время забавное, — и посчитав в уме до трех, она толкнула тяжелую деревянную дверь.

Бар оказался просторным, заставленным дощатыми столами и лавками по сторонам, по центру был свободный проход к барной стойке. На стенах, облицованных кирпичом, много полок со всевозможным хламом: настольные игры, книги, старая печатная машинка, куклы и прочее. Как и положено в подобных местах, общее освещение было приглушено, но у каждого столика на стене располагался светильник, который можно было зажечь по желанию клиента. На всех столах стояли емкости со специями и основное меню.

За барной стойкой немолодой мужчина протирал стаканы. Высокий, плечистый, гладко выбритый, короткие седые волосы были слегка приподняты.

— Простите, я насчет работы официанткой, — проговорила Анна с порога.

— Ты от Константина? Откуда его знаешь?

— Я пришла к нему просить отсрочку по долгам. Мне срочно нужна работа.

— Да ты что? Наш капитан, видать, сегодня в добром духе, — мужчина сделал паузу, увлеченно рассматривая что-то в сухом стакане. — Я тебя возьму, если будешь работать хорошо. Платить буду мало, но накормлю, и чаевые твои. Влад, — и он протянул руку для пожатия.

— Вы меня берете? — спросила Анна, пожимая его руку в ответ.

— Что просит Костя, я всегда делаю! — и Влад задорно подмигнул ей.

— Как будто вы тоже ему должны. — попыталась она завуалировать под остротой свое любопытство.

— Типа того… В общем, бар открыт с четырех часов дня до последнего посетителя, это примерно до двух ночи, плюс-минус. Сегодня приходи к шести, разрешаю. Ты где живешь?

— На Благовещенском.

— Ясно. Автобус ходит до часу, если будешь оставаться дольше, я тебя отвезу после работы или вызову такси.

Анна согласно кивала головой.

— Бояться нечего, — продолжал Влад, — посетители у нас в основном хорошие, постоянные. Всякое, конечно, бывает, но редко.

Хозяин бара с первого взгляда произвел хорошее впечатление, показался ей добрым и порядочным, однако предыдущий неудачный опыт в поиске работы не шел у неё из головы. Она немного замялась, но, осознавая свое невыгодное положение, решила обозначить границы заблаговременно и повторила вопрос, заданный ранее кредитору:

— Это правда работа официанткой, ничего такого?

— Чего «такого»? — насмешливо переспросил бармен.

Конечно, он понял, о чем спрашивала девушка, и Анна видела это в его ироничной улыбке, отчего сконфузилась, расценив такое поведение бармена как ответ на её обидные подозрения.

— Не знаю, — пролепетала она.

— Может, иногда туалет попрошу помыть. У нас есть уборщица, но всякое случается. Это все.

«И не надоест же позориться перед чужими людьми!» — самокритика в последнее время стала для неё привычным делом. Анна посмотрела бармену прямо в глаза и выдавила улыбку, чтобы хоть как-то улучшить первое впечатление о себе.

— Я приду в шесть.

— Трудовую возьми, у нас все официально! — и Влад сделал жест в сторону выхода.

«Мне везет» — радовалась девушка тому, как все сложилось. Придя домой, она первым делом разделась и залезла в ванну. Шум воды успокаивал, заглушал неугомонные мысли, и волнение словно уходило в пелену вместе с самими неприятностями, породившими его. Вся жизнь была просто сном где-то там — по ту сторону голубой пластиковой занавески с рыбками. Колесо провернулось, и на смену неудачам пришло нечто хорошее, немного благоприятных стечений обстоятельств и добрые люди. Если один человек предает, тут же появляется кто-то другой и открывает новую дверь, запуская в твою жизнь каплю света. Осталось продержаться совсем немного, и она выплывет из пучины событий в тихую гавань.