• Администратор

Серия "Свидетели Нового Времени". Книга 1: Одна незначительная смерть. Глава 3


Комната моментально наполнилась смрадом. Одна рука покойника полностью посинела, приобрела рыхлую структуру и была покрыта коростами. Очевидно, именно с этой руки началось отравление или заражение несчастного.

Мужчина, облаченный в пластиковый костюм, сухо докладывал:

– Причину смерти в больнице не установили, но написали: заражение крови. Поражение началось с правой руки, это видно. Вначале у него появилась небольшая точка, похожая на гангрену. Но антибиотики не помогали. У него не было жара и других признаков гангрены, однако были сильные боли в области руки и груди. Врачи советовали ампутировать, и больной даже согласился. Но заражение настолько быстро распространилось, что в итоге он все равно умер. Но мы не можем идентифицировать грибок, бактерию, вирус или какую-либо болезнь. Ничего. Поэтому предположили воздействие биологического или химического яда, либо чего-то совершенно нового. Это беспокоит больше всего.

Выслушав рассказ патологоанатома, девушка пригляделась к покойному ещё раз. Рука и вправду была отрезана, но зачем-то её примостили обратно, вероятно уже в морге.

– Вдруг заразно, – шепнул на ухо Маргарите Касминский.

У Маргариты засосало под ложечкой: «возможно заразно, а они находятся здесь без спецкостюмов. Хотя, очевидно болезнь не передается по воздуху, главное не прикасаться ни к чему руками», – и она машинально сжала ладони вместе перед собой. Подходить к покойнику ближе ей совсем не хотелось, а Эдуард Петрович, наоборот, с интересом разглядывал несчастного, умершего от неведомой болезни. Потом он повернулся к своей спутнице:

– Понимаете теперь, о чем я говорил? Это штука, чем бы она ни была, очень опасна. А мы не знаем, что это такое.

– Так оно может и не заразно, как и гангрена. Единичный случай, стоит ли волноваться? – Только и выговорила Маргарита в ответ явную глупость в данной ситуации, но её страх перед необходимостью лично брать пробы с тела превысил благоразумие и гордость. «Лишь бы разрешили покинуть это помещение, как можно скорее».

– То, что вы видите, это не обычное разложение, а нечто странное, – продолжал человек в белом халате. – Как будто инфекция или токсин продолжают действовать даже в холодильнике. Мы провели все возможные анализы, но не смогли обнаружить причину.

– Но вы правы, Риточка, – залюбезничал Эдуард Петрович, – по всей видимости, оно не передается от человека к человеку. Тем не менее – это не первый случай и хорошо бы выяснить, с чем именно мы имеем дело и насколько наш таинственный убийца опасен. Что, если подобные случаи начнут учащаться? – И, заметив появившуюся бледность на лице девушки, он поспешил её успокоить: – Вам не придется больше смотреть на тело, посмотрите в лаборатории в отчеты и образцы.

Рита с радостью спешно покинула злополучную комнату и Касминский повел её на верхний этаж.

– Вы не видели раньше мертвецов? – спросил он по дороге.

– Только в гробу. Там они выглядят намного лучше.

– Это верно. Изначально мертвецы, как правило, выглядят скверно. Неприятное зрелище. Трудно поверить, что все мы на это обречены.

– Не стоит об этом говорить.

Эдуард послушался молодую спутницу и замолчал. Он привел её в лабораторию, указал на стол и объяснил все необходимые правила работы.

Она внимательно изучила отчеты: на что конкретно проверяли, какие способы проверки использовали. Местные ребята потрудились на славу, но ничего не обнаружили. Они даже постарались заразить зверушек, но не вышло. Одна крыса, правда, странно стала себя вести после инъекции и действительно умерла, но других симптомов неизвестной болезни у неё не обнаружили. Либо у животных заболевание проходит по другому, либо это было просто совпадением. Далее значился подопытный «Х». «Неужели эти мерзавцы попытались заразить и человека? Это какое-то безумие», – испугалась Маргарита. Но результатов проверки внесено не было. А тем временем болезнь продолжала жить в теле умершего. «Хорошо бы его сжечь». – снова подумала Рита. Она потерла глаза и отодвинулась от стола. Придется самой перепроверить все образцы.

В лабораторию зашел статный молодой человек, в костюме, очках и с дипломатом в правой руке.

– Добрый день! Меня прислали вам помочь.

– Очень любезно. Сразу скажу, что я считаю необходимым, как следует изучить жизнь и передвижения покойного, как минимум на протяжении двух месяцев до болезни, чтобы установить возможный способ и место заражения или отравления.

– Этот человек умер в тюрьме. Но вероятнее всего подхватил смертельное непонятное раньше. Но, к сожалению, исходя из его рода занятий, мы не можем полностью утверждать, что он делал и где был.

– Можно подробнее?

– Увы, – улыбнулся мужчина. – И это не потому, что я не хочу вам говорить.

– Ладно. Тогда все, что я могу, это посмотреть образцы и провести дополнительные исследования. – вздохнула Маргарита, чувствуя досаду. – Но вряд ли я смогу обнаружить что-то стоящее.

Мужчина улыбнулся, снял пиджак и принялся суетиться вокруг, помогая ей с исследованием.

Новые коллеги погрузились в работу и только глубоким вечером, понимая, что все их усилия напрасны и никакие тесты ничего не дают, они решили прерваться.





– Нужно сделать вирусологию, – устало произнесла Маргарита.

– Да, мы ждем результаты. Но вас позвали из-за ваших работ по ядам. Какова вероятность того, что он стал жертвой применения токсичных и опасных веществ?

– Судя по динамике развития болезни – очень высока. Но я не знаю что искать, – растерянно проговорила Маргарита. – Если мы имеем дело с чем-то совершенно новым, то и способы обнаружения этой загадочной вредоносной субстанции должны быть принципиально отличными от привычных.

– У вас есть идеи?

Маргарита хотела домой. И чтобы её не обязали придумывать идеи до скончания веков, она решила озвучить совершенно фантастическое предположение:

– Может это нечто пришло из космоса? Вы не проверяли сводку о падении метеоритов или обломков космических станций?

Однако, мужчина отнесся к ее словам так, словно это была рутина:

– Проверили, и не смогли ничего обнаружить в интересующем нас районе. Хотя… Ничего нельзя исключать.

«Дурдом» – подумала Ежевичка и снова устало потерла глаза.